Жусан: Родственники пропавших без вести в Сирии и Ираке не могут доказать их смерть

Около 40 человек в Казахстане не могут доказать смерть своих близких, которые выехали в зоны боевых действий в Сирии и Ираке и пропали без вести. Томирис Ильясова родилась в небольшом городке Карагандинской области Казахстана. С отличием окончила школу и готовилась стать врачом. На первом курсе девушка влюбилась в парня по имени Шынгыс и через два месяца молодые люди связали себя узами брака.

Они прожили вместе шесть лет. А после рождения сына супруг начал часто пропадать, нашел странных друзей, а потом сообщил, что собирается открыть бизнес и заняться поставкой вещей из Турции, рассказывает девушка. Он забрал все накопления и уехал, сказав, что вернется через неделю. 

«Но позвонил только через полгода. Он сказал, что уехал выполнять свой долг и сейчас находится в Сирии. Сообщил, что женился там на мусульманке, что я неверная, потому что ношу короткие юбки. Я сразу ушла к родителям. Через год, в 2013-м, нам сообщили, что его нет в живых. Квартиру мы снимали, мне от его родителей ничего не нужно. Но я не могу оформить развод и получить пособие по потере кормильца. Все инстанции обошла. К сожалению, пока безрезультатно», – говорит Ильясова. 

Порядок прекращения брака в Казахстане регулирует закон «О браке и семье». Согласно статьям 15-16, брак может быть расторгнут в следующих случаях:

  • в случае смерти, объявления судом умершим или без вести пропавшим одного из супругов;
  • по заявлению одного или обоих супругов. 

Но муж Томирис Ильясовой официально не признан умершим, а объявлен в международный розыск. Хотя согласно законодательству Казахстана, пропавший человек через три года признается умершим.

По словам эксперта Института диаспоры и интеграции по странам СНГ Руслана Камранова, порядка 40 человек в Казахстане не могут доказать смерть своих близких, которые без вести пропали в Сирии.

«К нам обращались женщины, у которых сыновья взорвали себя в зоне боевых действий. По понятным причинам, их могил в Казахстане нет. Но их не признали умершими, хотя прошло уже около 6 лет. У этих мужчин есть счета в банках», – говорит Камранов.

По его словам, согласно закону «О судебной практике по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим», человек, который умышленно скрывается или находится в розыске за совершение уголовного правонарушения или за уклонение от выполнения возложенных на него юридических обязанностей, не может быть признан безвестно отсутствующим или умершим.

«Поэтому суды должны выяснять вопросы нахождения данного лица в розыске, выезда за пределы Казахстана и другие обстоятельства его отсутствия, пресекая при этом недобросовестные действия заявителей, в том числе направленные на получение льгот и иных материальных благ», – отмечает эксперт.

«Смерть не доказана»

По официальным данным Комитета национальной безопасности Казахстана, только в июле 2018 года, с момента начала войны на Ближнем Востоке, в Сирию и Ирак уехало около 800 граждан Казахстана. Точных данных о том, сколько всего граждан Казахстана выехали в зоны боевых действий за все время, нет. Около 85% казахстанцев, отправившихся воевать в Сирию и Ирак, уже погибли. Сейчас в Сирии остаются 380 казахстанцев, среди них есть женщины и дети.

Скриншот из видео операции “Жусан-2” по эвакуации женщин и детей из зон боевых действий

«Когда я обратилась в суд, мне сказали, что нужна справка из страны, где погиб мой сын. Как я поеду в Сирию и где я возьму эту справку? Мне даже смешно. Как будто это другой город Казахстана. Везде нужны знакомые, так мой вопрос не решат», – рассказывает жительница Алматы Жанерке Ахметова, сын которой пропал без вести в марте 2020 года.

У казахстанки Сабиры Оспановой 5 лет назад пропал брат. Она уже дважды обращалась в прокуратуру Алматы и получила ответ, что смерть не доказана

«Почти все дети, у кого отцы отправились воевать в Сирию, будут расти без отцов. Они даже не знают что такое “война” и “терроризм”. Я считаю, что игнор со стороны судебных органов был запланирован заранее. Чтобы другим неповадно было. Если так будет продолжаться, мы будем обращаться с жалобами в международные организации», – говорит Оспанова.

Омархан Оксикбаев. Photo: CABAR.asia

Политолог Омархан Оксикбаев считает, что нельзя игнорировать такие запросы, потому что в большинстве случаев женщины и дети сами стали жертвами террористов.

«Я знаю, что с 2014 года женщины, которые не могут доказать смерть родных, обращались в городские и верховные суды. Но почему-то их дела не рассматривают, а в это время страдают дети. Они ведь не виноваты и должны получать пособия и остальные выплаты. Нужно принять закон, который будет регулировать аналогичные вопросы. Мы обязаны защищать своих граждан, независимо от их родственников», – говорит Оксикбаев.

Шесть лет бюрократии

11 июля 2017 года в Казахстане был подписан закон, позволяющий суду лишать гражданства особо опасных преступников, в  том числе и террористов. Только в случае лишения гражданства, родственники смогут оформить развод, получить пособие на ребенка или просто выписать из квартиры экс-родственника. Но такая процедура может занять от года до 15 лет.

«Казахстанцы, чьи близкие погибли в зоне боевых действий, могли бы решить данную проблему, если бы близких лишили гражданства», – говорит юрист Асель Жаканова.

Но действующая норма закона о лишении гражданства за совершение преступлений террористического характера пока ни разу не применялась. 

Забыхан Токтабекова. Photo: CABAR.asia

Забыхан Токтабековой 97 лет. Только спустя шесть лет ей удалось доказать смерть дочери и переоформить ее квартиру на себя.

«Моя дочь погибла в зоне боевых действий. Тогда только все уезжали. Мы видели видео, фото ее трупа. Но этих доказательств было мало и мы не смогли доказать ее смерть. Каждый год я пыталась доказать, но почему-то никто не принимал заявления. Чтобы получить одну бумажку, я прошла муки ада. Я и внуки не виноваты, но нас презирали», – рассказывает Токтабекова.

В интервью агентству tengrinews.kz в конце декабря 2020 года директор общественного фонда «Право» Ольга Рыль рассказала, что они пытаются решить эту проблему и сделали запросы в Верховный суд, уполномоченному по правам человека и Генеральную прокуратуру.

«Мы предлагаем признавать свидетельские показания лиц, которые находились рядом в момент гибели человека. Тогда дети смогут получать пособия по потере кормильца. Они ведь не должны нести ответственность за выбор родителей», – сказала Рыль.

В конце октября 2020 года в Казахстане в пилотном режиме заработала онлайн-система для получения справки о смерти.

«Казахстанцы, потерявшие своих близких, могут получить справку о смерти на портале eGov.kz», – сообщили в Министерстве цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК.

С запуском электронной услуги исключаются требования по обязательному предоставлению медицинского свидетельства о смерти и перинатальной смерти, а также свидетельства о государственной регистрации смерти. Для получения справки достаточно ввести ИИН покойного. Родственники людей, пропавших в Сирии и Ираке, надеются, что смогут решить этот вопрос раз и навсегда.

Источник: Cabar.Asia

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment