Исламофобия или мусульманофобия: Особенности национального карантина

Есть такое стереотипное мнение, что исламофобия характерна для европейских государств, потому что там ислам воспринимается как часть чужой культуры и жизни с определенным кодексом поведения. Поэтому принято считать, что в странах, где большинство граждан исповедуют ислам, не может быть никаких признаков такой фобии. Но исследования, опросы общественного мнения, комментарии в социальных медиа говорят о другом.

Один из последних примеров это реакция на инициативу заместителя муфтия Духовного управления мусульман Кыргызстана Кадыра ажы Маликова по поводу конституционной реформы. К сожалению, многие комментарии под новостным сообщением были оскорбительного и провокационного характера, а некоторые из них исламофобского содержания.

В период пандемии такая риторика только усилилась, об этом в своем исследовании говорит Школа миротворчества и медиатехнологий, которая на протяжении последних нескольких лет отслеживает тенденции распространения языка вражды и ненависти в медиа пространстве. “Всплеск ненависти был также зафиксирован в отношении верующих-мусульман, вернувшихся из умра (малое паломничество в Мекку у мусульман, прим. Ред. ), когда стало известно об положительном коронавирусном анализе у некоторых паломников”, говорится в отчете. Речь идет о событиях в марте месяце, когда у паломников, возвращавшихся с малого хаджа был обнаружен коронавирус. Сообщение Министерства здравоохранения КР спровоцировало волну негативных комментариев и сообщений как в социальных медиа, так и в традиционных медиа. Досталось и Государственной комиссии по делам религии КР, и Духовному управлению мусульман Кыргызстана. Хотя обе организации не имеют никакого отношения к организации малого паломничества.

С легкой руки бывшего министра здравоохранения КР Космосбека Чолпонбаева, который 19 марта в интервью журналистам сказал, что “паломники сильно возмущались и говорили, что они вернулись из святых мест и поэтому чистые”, якобы отказываясь от проверки на коронавирус, стал самым популярным хейтерским мемом в социальных медиа. При этом чиновник не предоставил никаких фактов, ни доказательств, а его комментарий разошелся на многочисленные цитаты.

По данным Школы миротворчества и медиатехнологийСемь процентов от общего количества всех задокументированных кейсов в период исследования, содержащих дискриминационную лексику, была религиозная ксенофобия. В анализируемом периоде она чаще имела форму исламофобии, поскольку антиисламской риторики в публичном дискурсе присутствует больше, чем нетерпимости по отношению к представителям других религиозных течений, которые предпочитают оставаться невидимыми”. Эксперты Школы отмечают, что чаще всего религиозная ксенофобия выражалась в виде негуманных метафор и предвзятого изображения мусульман в негативном контексте как в кыргызоязычных, так и в русскоязычных медиа. Треть проанализированных исламофобных материалов содержала неадекватные сравнения ислама с радикальными течениями и цитаты, рисующие образ жизни, одежду, нормы поведения в исламе”.

Обычно когда речь заходит о языке вражды чаще упоминают пользователей социальных медиа, предъявляя им претензии в дискриминации. А в этом исследовании упомянуты и журналисты из традиционных медиа, которые “включали в свои статьи и посты уничижительные клише и стереотипы, дискриминирующие мусульманскую религиозную группу, цитировали спикеров/респондентов без каких-либо ссылок на дискриминационную лексику”.

В своем исследовании Школа миротворчества и медиатехнологий пришла к выводу, что уровень исламофобии в медиа пространстве значительно снизился по сравнению с прошлыми годами. По их мнению, это связано с повышением осведомленности общества в вопросах религии, развитием просветительских мероприятий, снижением количества несбалансированных медийных материалов о насильственном экстремизме и терроризме.

Директор института исламоведения Маметбек Мырзабаев наоборот считает, что есть определенная тенденция к росту исламофобии в Кыргызстане. В частности, по его мнению этому способствуют дискуссии в социальных медиа между мусульманами и приверженцами тенгрианства, которые не исчезают с повестки дня.

Независимый эксперт по вопросам религии Икбол Мирсаитов уверен, что в чистом виде исламофобии в Кыргызстане нет, есть проявления мусульманофобиии довольно часто это продукт влияния извне. “Исламофобия вызвана поведением, отношением тех людей, которые под прикрытием ислама осуществляют свои дела. Такая тенденция негативного отношения к мусульманам порождает процесс отчуждения, и осуждения их действий, что приводит к всеобщему негативу к исламу как к религии. На самом деле кризис не в исламе, а в головах у людей, в том числе у мусульман”, — подчеркнул эксперт Мирсаитов.

Впервые проявления исламофобии в медиа пространстве Кыргызстана официально были зафиксированы Школой миротворчества и медиа технологий в 2016 году. Тогда эксперты Школы отмечали, что более 28 процентов проявления социальной агрессии были ярко выражены исламофобией. Представители мусульманской общины были на втором месте в рейтинге, на кого были направлены агрессивные выпады и комментарии в традиционных и социальных медиа. Тогда этот неожиданный рост антиисламской риторики объясняли внешними факторами, такими как военные действия в Сирии, Ираке и Афганистане, проблемой беженцев из мусульманских стран в Европе, активизацией религиозного радикализма, вербовкой кыргызстанцев запрещенными организациями.

С тех пор мало, что изменилось. Исламофобия в ее различных проявлениях стала частью медиа пространства, в зависимости от разных факторов и обстоятельств порой она снижается, но потом опять заметно повышается ее уровень. Причин много. Среди них живучесть фейковых сообщений и стереотипов, недостаточность межконфессионального диалога, недостаточный уровень религиозного и религиоведческого образования, отсутствие соответствующих знаний по религиям и законодательству у представителей медиа сообщества.

Еще одним фактором роста исламофобии являются некоторые лидеры мнений или инфлюенсеры в социальных медиа, которые в своих постах используют язык вражды по отношению к исламу и мусульманам. Ситуация осложняется тем, что они представляют определенные организации, пользующиеся влиянием и авторитетом.

Самым распространенным примером из всех является некорректное сравнение количества школ и мечетей. В мечети записывают и молельные комнаты или дома. Такие данные часто используются в качестве яркой иллюстрации якобы роста религиозности общества и снижением уровня образования в школах. Проблема вокруг возвращения на родину женщин и детей из зон боевых действий в Сирии и Ираке тоже является одной из горячих тем. Открытие мечетей и храмов для пятничных и воскресных служб в карантинный период тоже стало объектов хейтерских атак. Все это только подогревает интерес к языку вражды в медиа пространстве, который не исчезает, а пульсирует, меняясь в градусах.

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности Prevention Media и не отражает точку зрения Европейского Союза.

На главной фото: RMV/Rex/Shutterstock

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment