Религиозный фактор. Каким он будет на предстоящих выборах

С момента обретения независимости религиозные институты стали играть определенную роль в большой политике. Высокопоставленные чиновники патронировали им, вспомнив экс-премьер-министра Чынгышева, который открыто поддерживал запрещенную ныне церковь Муна. Каждая смена политической власти в стране провоцировала отставку руководства Духовного управления мусульман Кыргызстана, демонстрируя тесную связь между ними. Влияние религиозных институтов и лидеров на общественно-политическую жизнь резко возросло после 2010 года. Предвыборные лозунги с религиозным подтекстом уже в открытую использовались в борьбе за электорат, а религиозные лидеры благословляли политиков на предвыборных митингах, игнорируя вялые “китайские предупреждения” Центральной избирательной комиссии. Рост религиозных настроений в обществе и активное использование религиозных атрибутов во время государственных мероприятий стало восприниматься определенной частью общества исключительно как потеря светских устоев. Даже поминальная молитва по умершим от коронавируса на последней встрече главы государства с волонтерами была воспринята неоднозначно.

Эти настроения свидетельствуют о наличии в обществе серьезной критической массы, которая негативно настроена в отношении активизации роли религиозных институтов и видят в этом угрозу светским устоям. Они также категоричны в этом вопросе, как представители запрещенных в Кыргызстане организаций и движений. Порой риторика вполне совпадает. Любое публичное проявление религиозности со стороны чиновников, политических и общественных деятелей воспринимается ими неоднозначно.

НИИ Исламоведения, базирующий в Бишкеке, в одном из своих исследований, где изучал политические, общественные и религиозные предпочтения молодежи, пришел к выводу, что религия становится важной частью политики. К примеру, только одна пятая часть респондентов, участвовавших в их опросе, не проголосовали бы за кандидата с более сильными религиозными взглядами, в то время как одна треть проголосовала бы, а другая треть возможно проголосовала бы. Этот процент выше среди студентов медресе, молодых людей с более сильной религиозной практикой и более сильной религиозной идентичностью, а также среди молодых людей, на которых влияют религиозные лидеры и религиозно настроенные друзья.

В ходе опроса выяснилось, что молодые люди больше доверяют религиозным организациям, чем другим. При этом любопытно, что более религиозные молодые люди более склонны доверять государственным институтам, чем менее религиозная молодежь. Эксперты НИИ Исламоведения предполагают, что религиозная община в Кыргызстане находится в более конформистском крыле политики, в то время как студенты колледжей и школьники больше доверяют международным и местным гражданским организациям, и в меньшей степени государству. Такой водораздел сильно заметен во время дискуссий по важным вопросам в социальных сетях, когда условно городская и сельская молодежь по-разному воспринимают те или иные события, происходящие в стране.

В начале сентября стартует предвыборная кампания по выборам депутатов Жогорку Кенеша. Это будут самые сложные выборы по организации и накалу политических настроений. Резкий рост смертей из-за COVID19, невразумительные действия властей все это сказалось на уровне доверия граждан к государственным органам, в особенности к парламенту. Если бы у нас был свой институт Гэллапа, результаты его опроса вряд ли бы обрадовали чиновников и депутатов. Карантинные меры повлияют и на проведение предвыборных кампаний. Кандидаты в депутаты лишены своих любимых концертов с песнями и плясками. Уже ясно, что предвыборная кампания большей частью пройдет в социальных сетях и мессенджерах, а это значит, что нас ждет волна дезинформации самого разного калибра. Фейковые выбросы уже имеют место в FaceBook. Заместитель председателя ЦИК КР Абдыжапар Бекматов в интервью «24» призвал модераторов страниц политических партий в социальных сетях быть наиболее внимательными в период предвыборной кампании.

По Конституции в Кыргызстане запрещено создавать политические партии на религиозной и этнической основе, также запрещено преследование религиозными объединениями политических целей, а что касается выборного законодательства, то религиозные деятели не могут участвовать в предвыборной агитации и мероприятиях. Все это формальные запреты, в особенности когда речь об участии религиозных деятелей в предвыборной кампании.

С другой стороны некоторые религиозные лидеры говорят об ущемлении своих гражданских прав. В выборном законодательном акте отсутствует определение, что такое “религиозный деятель”. Значит ли это, что в этом конкретном случае речь идет о представителях официального духовенства. Правовая неопределенность в этом важном вопросе, часто становится предметом провокационных дискуссий, влияя на спекулятивный рост антирелигиозных настроений. Хотим мы этого или нет, но религиозные институты и лидеры уже давно играют активную роль в политике.

Поэтому нужны более четкие правила предвыборной агитации, более конкретное определение понятия “религиозный деятель” и конечно же, нужно ориентироваться прежде всего на конституционные нормы секулярности государственного строя, но не воспринимая окружающий мир исключительно в черно-белом цвете.

Текст: PreventionMedia

Фото: Гражданская платформа

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment