Анализ медиа по свободе вероисповедания и насильственному экстремизму в Казахстане, Узбекистане и Таджикистане

В исследовании Search for Common Ground представлен анализ содержания традиционных СМИ и социальных сетей по вопросам свободы вероисповедания и насильственного экстремизма в Казахстане, Таджикистане и Узбекистане. Вместе с тем, в рамках данного исследования ставилась задача по изучению языка ненависти в отношении определенных религиозных групп и того, как предварительное навешивание ярлыков влияет на тех, кто официально обвиняется в экстремизме.

В большинстве своем политика и правовая база трех центрально-азиатских государств, ориентированная на предупреждения насильственного экстремизма (ПНЭ), является репрессивной на структурном уровне, не всегда защищая свободу вероисповедания.
Государственные информационные ресурсы носят информационный характер, слабо представлены в онлайн среде и не обладают высоким уровнем доверия со стороны граждан в силу проводимой политики.

Секъюритизация и политизация религии привела к репрессивным практикам государства в отношении свободы вероисповедания, что, в свою очередь, является одним из движущих факторов радикализации людей. Необходимость альтернативных способов выражения мнения и поиск ответов на вопросы, связанные с религией, привела к появлению альтернативных (параллельных государственным информационным ресурсам) медийных каналов, в основном в социальных сетях YouTube, Facebook, Telegram, Odnoklassniki.ru и онлайн веб-сайтах с большим количеством подписчиков из числа молодежи.

В Казахстане, например, религиозный экстремизм и терроризм ассоциируются с последователями других течений ислама, и государственная политика выстроена таким образом,
чтобы снизить угрозы «стабильности» со стороны нетрадиционного ислама посредством чрезмерного вовлечения в религиозную сферу.

В Таджикистане все сильнее растет запрос на религиозную тематику, однако надежные, общепризнанные ресурсы, посредством которых жители могут удовлетворить свои потребности, отсутствуют. Ситуация также осложняется наличием негативного опыта, связанного с запретом и преследованием Партии исламского
возрождения Таджикистана (ПИВТ): жители Таджикистана получают религиозную информацию за пределами своей страны.

В Узбекистане фиксируется наиболее активное информационное поле с точки зрения реализации права на свободу вероисповедания: масштабное использование социальных медиа и платформ как для распространения религиозных идей, так и дискуссий между официальным духовенством и религиозной оппозицией, включая
авторитетных лидеров и блогеров.

Во всех трех странах растет запрос на качественную религиозную информацию, однако СМИ в основном ретранслируют сухой официальный дискурс, запрещающий и преследующий другие (оппозиционные) религиозные течения.

В результате свобода вероисповедания ограничивается выбранными государством традиционными религиями. Салафизм и ваххабизм признаются экстремистскими: представители этих течений преследуются по закону о борьбе с экстремизмом и терроризмом в Казахстане и Таджикистане.

Наконец, политизация религии во всех странах привела к тому, что подавление религиозных свобод вызвало заметный рост и активизацию обсуждения религиозной и другой (общественно-политических и социально-экономических аспектов жизни) тематики в социальных сетях, которые с трудом
поддаются государственному контролю.

Доклад состоит из трех разделов и приложений с использованной методологией исследования, кейс-стади и примерами из трех государств Центральной Азии.

Источник: Search for Common Ground

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment