Как журналисты работают в Афганистане при талибах — и как им можно помочь

На протяжении двадцати лет журналисты в Афганистане кропотливо строили экосистему СМИ, в которую входили независимые газеты, радио и телевидение, и информировали публику о жизненно важных новостях. Но в 2021 году с возвращением к власти талибов (запрещена деятельность в Кыргызстане и в других странах Центральной Азии) все поменялось всего за несколько дней. 

«Они так яростно атаковали все независимые СМИ, что сейчас мы видим перед собой лишь пепелище на месте того, что мы создали много лет назад, — сказал Самиулла Махди, известный афганский журналист и консультант по программам в ICFJ. — Очень тяжело наблюдать, как жестоко уничтожают то, что ты так любил и над чем работал всю жизнь».

Махди — новый главный редактор и сооснователь Amu TV, онлайн-издания, объединившего независимых журналистов, живущих в Афганистане и за его пределами, и публикующего материалы на фарси и пушту. В 2012 году Махди стал лауреатом международной премии для журналистов ICFJ Knight International Journalism Award, а в этом году он номинировал на эту награду другую журналистку из Афганистана — Анису Шахид. Шахид стала одной из лауреатов премии 2022 года, ее и других победителей будут чествовать на церемонии награждения ICFJ Tribute to Journalists, которая пройдет 10 ноября.

В этом интервью Махди рассказывает, каково сегодня работать афганским журналистам и как им можно помочь.

ICFJ: Когда в прошлом году талибы (запрещена деятельность в КР и в других странах ЦА) захватили власть, в СМИ писали, что журналистов пытали, угрожали им и заставляли покинуть страну. С тех пор что-то изменилось?

Махди: Цифры говорят сами за себя. С 15 августа 2021 года в Афганистане закрыли уже около 300 изданий. Больше 60% журналистов потеряли работу. Больше 85% журналисток потеряли работу. Есть данные о более чем 32 арестах и задержаниях, произведенных новыми силами. И это не считая многочисленных случаев, которые так и остаются незарегистрированными.

Многие журналисты были задержаны, они пытали и избивали их, не объясняя причин — особенно часто это происходило сразу после взятия ими Кабула. Об аресте двух журналистов из газеты Truce (перемирие) особенно много писали в международных СМИ. После того как они отпустили их, в сети появились снимки избитых тел этих репортеров, покрытых страшными шрамами от побоев. Никто не дал никаких объяснений, почему их арестовали — журналисты просто освещали протесты женщин.

Вот такая сейчас обстановка. Они каждый день наведывались в редакции, давали указания — какие сюжеты можно освещать, а какие нельзя даже затрагивать. Теперь в некоторых регионах, особенно на северо-востоке страны, они требуют от журналистов ежедневно присылать информацию о том, что те собираются публиковать: журналисты должны получать одобрение от службы разведки «Талибана» (запрещена деятельность в КР и в других странах ЦА). Никто не смеет критиковать талибов, никто не может задать им вопросы о коррупции или об их политических лидерах. Таким образом, афганское общество осталось без свободных медиа и без информации, критически важной для понимания и анализа происходящего.

Вы сказали, что 300 изданий закрылись. Их заставляют прекратить работу?

В некоторых случаях они угрожают им. Журналисты боятся, что, если они продолжат работать, их накажут. Некоторые вынуждены прекращать работу, потому что больше не получают дохода. К тому же, я думаю, некоторые редакции предпочитают молчать, чтобы не публиковать откровенную ложь и не становиться их рупорами.

Какие методы они используют, чтобы оказывать давление на журналистов и заставлять их замолчать?

Тактик и подходов огромное количество. Они приходят в редакции с оружием и инструктируют редакторов и журналистов, указывая им, как работать. Иногда они вызывают редакторов к себе в офис разведки и указывают им, что делать. Они могут просто позвонить или написать ведущим во время эфира или после со словами «Почему вы задали этот вопрос? Почему вы пригласили этого человека?». А потом угрожают вам, вашей семье и близким — это уже прямые угрозы.

Они также пытаются держать под контролем владельцев СМИ. Если владельцы изданий начинают подчиняться им, чаще всего автоматически и журналисты оказываются под их контролем. Некоторые владельцы СМИ уже начали «сотрудничать» с «ними» и теперь эти платформы продвигают продиктованные им идеи и повестку.

Важен исторический контекст. На протяжении многих лет «Талибан» (запрещена деятельность в КР и в других странах ЦА) вел пропаганду против журналистики в Афганистане, называя [журналистов] шпионами Запада. Последние 20 лет они убивали журналистов, в том числе, моих коллег — людей, с которыми я проработал много лет. Когда я работал на «Радио Азади», афганской службе «Радио Свободы», в провинции Гильменд был убит один из моих коллег Ильяс Даи. Они постоянно угрожали ему. В то время и я получал угрозы в свой адрес. Если вам звонят и говорят: «Почему вы задали этот вопрос?» или «Почему вы выпустили такой сюжет?», это очень, очень серьезная угроза.

Что бы вы сказали журналистам, которые освещают события в Афганистане?

Только одно: рассказывайте о людях, об их реальной жизни — это самый простой способ рассказать реальную историю Афганистана. С тех пор как талибы (запрещена деятельность в КР и в других странах ЦА) пришли к власти, люди страдают. У них нет еды. У них нет доступа к врачам. У них нет возможности учиться. Ежедневные нарушения прав человека и внесудебные казни — вот реальные истории, вот их реальное лицо.

Но нужно понимать, что жизнь в Афганистане сегодня не ограничивается ими. Более 60% населения — это молодые люди не старше 25 лет. Молодое поколение выросло с совершенно другими ценностями. Они знают, что такое свобода слова, права женщин, права человека и честные выборы. Они хотят иметь право выбирать свою власть. Они хотят участвовать в политической жизни страны и жить нормальной жизнью, как это делают граждане других стран мира.

Но происходит обратное: мы теряем еще одно поколение. Они запретили девочкам ходить в школу, уволили всех женщин из правительства, похитили несколько женщин-активисток и жестоко пытали их и вводят жесткую цензуру в СМИ, участвуют во внесудебных казнях. Их правительство состоит полностью из представителей одной-единственной этнической группы. Из-за них в 1990-е годы мы потеряли целое поколение. Сейчас мы наблюдаем то же самое.

Какая помощь и поддержка сейчас доступна афганским журналистам?

Несколько сотен журналистов смогли выбраться из страны. Но тысячи до сих пор остаются в Афганистане без надежды на будущее — они и обращаются к людям за помощью. Большинство из нас ничего не могут сделать. Это очень тяжело. К тому же для афганцев сейчас нет возможности получать многие лучшие газеты, выходившие в печатном виде — сейчас их контент доступен только в интернете.

Как можно поддержать афганских журналистов? Есть ли способ помочь им?

Журналисты в изгнании делают одну очень важную вещь — держат связь с теми, кто остается внутри страны. Те, кто остается в Афганистане, передают отснятые материалы, слитую информацию и истории тем, кто находится за пределами страны, а эти журналисты, в свою очередь, публикуют материалы.

Но пространства для свободы выражения мнений становится все меньше. Люди чувствуют, что цензура добирается до них даже дома. Они не могут свободно выражать свои мысли и чувствуют, что их душат. Я рад, что ICFJ смог запустить новую программу по поддержке СМИ и журналистов в изгнании — так эти репортеры смогут продолжать освещать события в Афганистане. Если мы хотим, чтобы журналистика в Афганистане продолжала существовать, такие инициативы просто жизненно необходимы.

Что может решить эту проблему?

Я думаю, если мы хотим сохранить жизнь афганцев, нужно не допустить исчезновения журналистики и медиа. Если мы хотим быть в курсе того, что на самом деле происходит в Афганистане, продолжать документировать происходящее и в итоге призвать талибов (запрещена деятельность в КР и в других странах ЦА) к ответственности — это возможно только с помощью журналистики. Иначе повторится трагедия 1990-х. Мы снова увидим беженцев, разбегающихся в разные уголки страны, жажду мести и убийства. Только журналисты могут задокументировать все это и привлечь внимание к происходящему. Приезд ранее никогда не бывавших в Афганистане иностранных журналистов, которые смогут находиться только в Кабуле, принесет мало пользы, потому что они не смогут рассказать полной истории.

Если мир хочет помочь медиа в Афганистане, нужно поддерживать местные СМИ. Это значит — делать все, чтобы у местных журналистов было больше прав и возможностей, чтобы они могли рассказывать свои истории и освещать повседневную жизнь в Афганистане при новых реалиях. В любом взаимодействии международного сообщества с ними защита свободной прессы и свободы слова должна стать приоритетом.

Источник: Ijnet, Элира Канга, Эрин Сток

P.S. Движение «Талибан» решением Первомайского суда Бишкека от 15 августа 2006 года признано террористической организацией и ее деятельность запрещена в КР.

Поделиться ссылкой: