«Я не хочу умирать». Афганские исследователи опасаются за свою жизнь и за будущее науки

Почему Талибан (запрещенное в странах ЦА движение) так стремятся убить ученого? «Потому что они против науки, — говорит Машал. -Образованные люди становятся мишенью, потому что мы преобразовали страну». Его прошлое участие в американской организации усугубило опасность. Машал покинул Афганистан вместе со своей женой в декабре 2020 года для годичной стажировки в немецком университете. Теперь, после молниеносного захвата страны талибами, многие другие ученые пытаются присоединиться к «исходу» — и их зарубежные коллеги пытаются помочь покинуть территорию Афганистана после ее захвата талибами.

Талибы (запрещенное в странах ЦА движение) дважды пытались убить Хибера Машала (конечно, это псевдоним). Первая попытка была предпринята в 2009 году, когда афганский ученый работал над проектом развития Агентства США по международному развитию в Гардезе, городе на юго-востоке Афганистана. Боевики Талибана (запрещенное в странах ЦА движение) заложили бомбу под его офисом, но Машал уехал в короткую поездку в Германию. По его словам, в результате взрыва погибли пятеро коллег — четыре афганца и непалец, начальник службы безопасности офиса.

Затем в июле 2019 года, когда Машал работал в Министерстве образования Афганистана, террорист-смертник, пошатываясь, появился перед его машиной в Кабуле. «Казалось, он был под действием каких-то веществ», — говорит Машал. Сообразительный полицейский воздействовал на мужчину электрошокером и снял с него жилет со взрывчаткой.

Афганистан прошел долгий путь с тех пор, как Талибан (запрещенное в странах ЦА движение) последний раз правил с 1996 по 2001 год в соответствии с жесткой интерпретацией шариата, которая лишала женщин гражданских свобод. Произвольно казнили интеллектуалов и других лиц, противников идеологии Талибана (запрещенное в странах ЦА движение). После изгнания талибов количество высших учебных заведений Афганистана увеличилось с небольшого числа до более чем 100, а женщины стали работать в массовом порядке.

Лидеры победившего Талибана (запрещенное в странах ЦА движение) настаивают на том, что они умерили свои взгляды, даже несмотря на то, что клянутся восстановить шариат. Но немногие афганцы готовы принять эти заверения за чистую монету. Не далее, как в 2016 году в результате нападения подозреваемых боевиков Талибана (запрещенное в странах ЦА движение) на Американский университет Афганистана 13 человек погибли и более 50 получили ранения.

Успехи, достигнутые женщинами в афганском обществе, «потускнеют и будут вконец изведены», прогнозирует инженер Университета Авиценны, частного института, открытого в Кабуле в 2010 году, пожелавшая остаться неназванной, поскольку, по ее словам, ее жизнь находится в опасности.

«Будущее очень темное» для ученых, которые остаются в Афганистане, — говорит Мохаммад Ассем Майяр, эксперт по управлению водными ресурсами в Кабульском политехническом университете, который работал с учеными Калифорнийского университета в Ирвине и Геологической службы США над моделированием риска наводнений в Афганистане. Майяр недавно нашел поддержку в Штутгартском университете, но его коллеги, оставшиеся в Афганистане, опасаются грядущих дней. «Наблюдать за тем, что сейчас происходит, действительно сложно», — говорит Алекс Дехган, CEO технологического стартапа Conservation X Labs.

Инженер Университета Авиценны, которая сотрудничала с американскими исследователями, говорит, что в начале этой недели ей и ее семье пришлось покинуть свою квартиру в Кабуле. «Талибан (запрещенное в странах ЦА движение) ходил от двери к двери в поисках нас», — говорит она. Они нашли временное убежище в доме друга. Она и ее семья подали заявление на получение визы в США 6 лет назад, но все еще ждут решения. Теперь она рассчитывает, что коллеги в Соединенных Штатах будут «дергать за ниточки» от их имени. По ее словам, возвращение талибов (запрещенное в странах ЦА движение) не оставило ей «никакой надежды» на выживание в Афганистане.

Европейские и американские официальные лица изо всех сил пытаются вывести ее и сотни других афганских ученых и их семьи на самолет из Кабула. Ранее на этой неделе нескольким членам афганской команды робототехники — молодым женщинам, прославившимся в последние годы своей изобретательностью на международных соревнованиях — удалось вылететь рейсами США в Катар. Но добраться до аэропорта означает столкнуться с натиском боевиков Талибана (запрещенное в странах ЦА движение), бродящих по улицам Кабула, а также проехать через несколько их контрольно-пропускных пунктов.

Ученые, застрявшие за пределами столицы, в том числе ученая, скрывшаяся в подвале в западном городе Герат, говорят, что сейчас ехать в Кабул слишком опасно.

В письме от 18 августа, которое подписали более 2500 человек, Роберт Куинн, исполнительный директор Сети ученых в опасности (SAR), призвал госсекретаря США Энтони Блинкена смягчить визовые требования для афганцев и продолжить эвакуационные полеты до тех пор, пока все «ученые, студенты, и субъекты гражданского общества» не окажутся в безопасности. По словам Куинна, SAR получил сотни просьб о помощи из Афганистана за последние несколько дней. «Мы стремимся сделать все возможное, как можно быстрее, для как можно большего числа людей», — говорит он.

Ситуация может стать очень мрачной, причем очень быстро, для оставшихся в Афганистане ученых — даже для тех, кто не попал под прицел талибов. Майяр полагает, что безденежный режим Талибана вряд ли будет выплачивать зарплату преподавателям и сотрудникам университета, как это произошло во время его предыдущего правления. «Также существует большая вероятность того, что академические учреждения будут разграблены, — говорит Алекс Дехган (гендиректор Conservation X Labs), который в качестве регионального директора Общества охраны дикой природы с 2006 по 2008 год помогал создавать первый в Афганистане национальный парк, Банд-э-Амир. — Очень сложно наблюдать за тем, что сейчас происходит».

Академическая жизнь враждебна идеологии талибов, говорит Машал. «В руководстве Талибана (запрещенное в странах ЦА движение) почти никто не образован, — рассказывает ученый. — Рядовые бойцы — это в основном ребята с промытыми мозгами, выходящие из медресе. Их приучили думать только о двух вещах: рае и аде».

В знак того, что Талибан (запрещенное в странах ЦА движение) намерен установить контроль над университетами, ранее на этой неделе он назначил своего ректора в университете Пактия в Гардезе. «Их идея состоит в том, чтобы препятствовать этим учреждениям, отодвинуть их в первое столетие», — говорит Машал. По его словам, выхолощенная система образования — это «очень пугающая» перспектива, поскольку она может создать питательную среду для джихадистов.

Некоторые западные ученые по-прежнему надеются, что такие последствия для Афганистана можно предотвратить, отчасти поддерживая существующее сотрудничество и налаживая новое. «Когда ситуация стабилизируется, мы должны разработать программы исследований и обучения в местных университетах», — говорит Даниэль Яблонски, зоолог из Университета Коменского в Братиславе, Словакия, который намерен «в ближайшее время» посетить Афганистан для изучения биоразнообразия. «Все будет зависеть от местных условий безопасности», — говорит он.

Однако на данный момент многие учреждения США пытаются защитить бывших сотрудников-афганцев, очищая свои веб-сайты и учетные записи в социальных сетях от любых упоминаний о прошлом сотрудничестве. Они согласовывают с чиновниками администрации Байдена и Конгрессом, как направить ученых в «безопасные гавани».

Одним из учебных заведений, активно участвующих в этих бьющих в набат призывах, является Мичиганский университет.

С 2017 года в рамках его проекта исследований и инноваций в области зерновых прошли обучение 33 студента в Кабуле, в том числе 12 женщин, и поступили в аспирантуру Кабульского университета и двух индийских университетов. Теперь программа перепрофилировалась на спасение исследователей, которых она взращивала. «Мы хотим найти для них хороший дом, где они могут практиковать свою науку, где они могут строить свои семьи, где они могут быть в безопасности», — говорит директор проекта Курт Рихтер.

Из своего убежища в Германии Машал оформил визу для афганского студента, приехавшего в его университет для обучения в докторантуре. Его собственная стипендия закончилась в ноябре, и он подал заявку в SAR на следующий срок. Машал не собирается возвращаться в Афганистан, пока у власти талибы (запрещенное в странах ЦА движение): «Я не хочу умирать». В 2005 году его дядя, ветеринар, был убит боевиками Талибана (запрещенное в странах ЦА движение), когда работал над проектом по животноводству в провинции Кандагар. Отец его жены погиб в результате взрыва террориста-смертника, а ее брат был позже застрелен, когда стоял в очереди у банка.

Машал мучается из-за опасностей, с которыми сталкиваются его друзья и оставшиеся члены семьи дома. Когда Кабул сдался, у него развилось «сильное беспокойство», и теперь он имеет проблемы со сном.

«Я стараюсь утешить своих коллег. Я пытаюсь утешить свою семью. И я пытаюсь утешить себя, — говорит Машал.Но так больно видеть разруху. Это потеря всего, ради чего мы рисковали своей жизнью».

Автор: Ричард Стоун, старший научный редактор в Howard Hughes Medical Institute’s Tangled Bank Studios in Chevy Chase (Мэриленд).

Источник: https://www.science.org/

Фото ВВС

Поделиться ссылкой: