Пандемия — благодатная почва для дезинформации

Черный чай, листья нима, суп с перцем… Как и в других регионах мира, социальные сети в Африке пестрят предложениями «чудодейственных» средств от коронавируса, а также всевозможными слухами и теориями заговора. Для борьбы с этой «инфодемией» необходимо повышать ответственность интернет-платформ, отслеживать фейковые новости и развивать у граждан умение критически оценивать информацию в СМИ.

Пандемия коронавируса COVID-19, о котором еще несколько месяцев назад никто ничего не слышал, погрузила весь мир в кризис небывалых масштабов. На многие вопросы — в том числе о выработке иммунитета, сезонности, способности вируса к мутации — ученые пока не в состоянии дать однозначного ответа. Нехватка знаний о новом заболевании, помноженная на неопределенность в отношении будущего, привела к росту информационной жажды и, как следствие, распространению самых разнообразных слухов, домыслов и фейков, о процветании которых особенно ярко свидетельствуют социальные сети.

Эта тенденция прослеживается во всех уголках планеты, и Африка — не исключение. В связи с этим франкоязычный отдел независимой организации по борьбе с дезинформацией Africa Check(link is external), расположенный в Дакаре (Сенегал), уже в самом начале пандемии поставил перед собой задачу по разоблачению мифов о коронавирусе. На данный момент на сайте организации было опубликовано — только после тщательной проверки и консультации со специалистами и учеными — по меньшей мере 50 статей, опровергающих ложную информацию о COVID-19.

В отсутствие утвержденных методов лечения интернет наводнили статьи и сообщения о чудодейственных средствах от коронавирусной инфекции. Так, после обнародования результатов клинических исследований хлорохина, проведенных французским врачом-инфекционистом Дидье Раультом, в ряде стран Западной Африки в сетях WhatsApp и Twitter распространилась новость о том, что это вещество содержится в листьях нима, или маргозы. Толпы людей ринулись к этим деревьям, не зная о том, что хлорохин — производное хинина —добывается не из растений, а путем химического синтеза. Листья нима — лишь один из многочисленных примеров средств, восхваляемых в соцсетях в качестве панацеи от нового вируса. Наряду с ним населению также предлагали лечиться черным чаем, перечным супом, витамином C и чесноком.

Теории заговора

Эпидемия также стала благодатной почвой для распространения поддельных или вырванных из исходного контекста изображений и видеороликов. В число излюбленных сюжетов вошли якобы уже готовящиеся кампании по принудительной вакцинации неким секретным препаратом и, например, дискриминация по отношению к выходцам из Китая. Так, в сети появился видеоролик о пожаре в торговом центре в городе Ибадан (штат Ойо, Нигерия), в комментариях к которому утверждалось, будто причиной возгорания был поджог с целью мести китайскому владельцу здания. Однако, согласно сообщению в «Твиттере» штата Ойо, и собственник здания, и 80 % сотрудников магазинов были нигерийцами.

В ответ на естественное желание людей понять причины эпидемии не заставили себя ждать и многочисленные конспирологические теории. Одна из них — о происках Запада против Африки. Поводом к этой теории, нашедшей отклик среди многих жителей континента, послужили слова Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, заявившего в интервью(link is external) Международному французскому радио (RFI(link is external)) в конце марта этого года, что пандемия может унести жизни миллионов африканцев. Со скоростью света разлетелась и новость о том, что фонд Билла и Мелинды Гейтс выделил деньги на изготовление вакцины якобы для того, чтобы впоследствии поработить население. Эта информация не просто ошибочна — зачастую она намеренно распространяется с целью введения людей в заблуждение.

Всплески фейковых новостей наблюдались и до пандемии COVID-19. Они характерны для кризисов в целом и подчас ведут к серьезным последствиям. Так, во время эпидемии лихорадки Эбола в 2014 году дезинформация привела к тому, что меры по борьбе с вирусом в ряде стран встретили сопротивление со стороны местного населения.

В своей статье «„Исключительность“ Эболы и народное „сопротивление“ в Гвинее. Анализ с точки зрения симметричной антропологии»(link is external), вышедшей в 2015 году во франкоязычном журнале «Антропология и здоровье», социоантрополог Сильвен Ландри Файе рассказывает, что тот факт, что первыми жертвами Эболы стали члены одной семьи, был истолкован как знак наказания высшими силами или следствие семейного проклятия в связи с кражей или супружеской изменой. Эти домыслы способствовали росту веры в то, что никакой болезни не существует, и тем самым лишь усилили негативную реакцию местных общин на меры государства и его партнеров по локализации и ликвидации очага заболевания. Согласно другим слухам, в центрах по лечению лихорадки Эбола на самом деле не лечили, а, наоборот, заражали людей и оставляли умирать для дальнейшей торговли органами. 

Восполнить потребность

От Эболы пандемию коронавируса отличает то, что в результате массового использования социальных сетей дезинформация достигла беспрецедентных масштабов. Ведь каждый пользователь FacebookWhatsApp и других соцсетей и мессенджеров может не только получать информацию, но также создавать собственные материалы и делиться ими в рекордно быстрые сроки. К примеру, видеороликом о пожаре в Ибадане, опубликованным 20 апреля, уже через три дня поделилось на своих страницах более 380 тыс. человек.

Распространению фейков и слухов способствуют и другие факторы. Так, традиционные СМИ Сенегала, сосредоточившие свое внимание на числе инфицированных и мерах профилактики, не смогли восполнить потребность населения в информации о возможных способах лечения. И тогда вместо них это сделали социальные сети.

Учитывая, что лженовости распространяются преимущественно через друзей и группы по интересам, зачастую они воспринимаются как происходящие из «достоверного источника» и потому легко находят благодарных слушателей. Для пущей убедительности авторство фальшивых текстов и аудиосообщений приписывают ведущим специалистам, представителям власти или руководителям медицинских учреждений, которые предлагают простые способы самозащиты, такие как полоскание горла теплой или соленой водой. В этой роли могут выступать и люди, называющие себя религиозными лидерами.

Рядовому гражданину порой очень сложно понять, была ли информация подготовлена серьезными СМИ — а значит, требования к ее поиску, анализу и проверке были соблюдены — или же ее первоисточником являются социальные сети. В результате она воспринимается как достоверная даже тогда, когда содержит неточности или выглядит явно ошибочной. Потребность верить, которая возрастает в периоды кризисов, может взять верх над здравомыслием и стремлением к получению достоверных сведений.

Развитие критического мышления

В ответ на массовое распространение ложной информации в социальных сетях, которое Всемирная организация здравоохранения назвала «инфодемией»(link is external), интернет-платформы начали использовать упреждающие меры, такие, например, как выдвижение на первый план материалов из официальных источников и удаление рекламы средств с недоказанной эффективностью. Усилия по разоблачению фейков и распространению информации из надежных источников прилагают и журналисты, некоторые из которых, подобно сотрудникам сенегальского отдела Africa Check, сделали проверку фактов своей специализацией.

Увы, этого явно недостаточно. В будущем следует привлекать к борьбе с дезинформацией популярных блогеров и работать с администраторами и ведущими групп в Facebook и WhatsApp, повышая их осведомленность об этом явлении и способах противодействия ему.

В этой области уже существуют успешные инициативы, например, веб-радио Wa FM(link is external), основанное в марте 2020 года специально для борьбы с мифами о COVID-19 в Кот-д’Ивуаре. С радио на добровольной основе сотрудничает около 200 журналистов, которые регулярно посещают пригород Абиджана Йопугон, чтобы лично проверять распространяемую в соцсетях информацию, опровергать слухи и осведомлять местное население о важности проверки фактов.

Борьба с ложной информацией должна осуществляться посредством тех же каналов, через которые она распространяется. Важнейшее значение имеет также формирование у гражданского населения в Африке и других регионах навыков критической оценки получаемых сведений, проверки источников и личности авторов. Без умения работать с информацией теории заговора и ложные представления о лечебных свойствах чеснока или соленой воды будут с нами еще долгое время.

Источник: ЮНЕСКО, Диомма Драме, журналистка, специалист по вопросам здоровья франкоязычного отдела организации по борьбе с дезинформацией Africa Check(link is external) (Дакар, Сенегал)

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment