Дамир Мухетдинов: Готовы ли мы простить исторические обиды

Вопросы ребром ректора исламского вуза из Москвы. По поручению Главы мусульман России Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина первый зампред Духовного управления мусульман РФ, ректор Московского исламского института Дамир Мухетдинов зачитал приветствие главы ДУМ РФ и СМР и выступил с докладом на Международной конференции «Ислам и православие – опыт сотрудничества и взаимодействия», которая проходит в Бишкеке.

По словам организатором, это мероприятие было организовано на основании договоренностей между соответствующими государственными и религиозными организациями Киргизии и России. Как сообщают сми, оно объединяет религиозных лидеров России и всех центральноазиатских стран и проводится в целях создания общей платформы для сотрудничества. В работе конференции участвуют представители, послы, руководители религиозных организаций двух стран, сотрудники международных организаций и известные эксперты в этой области.

Цель конференции — анализ исторических процессов и текущей ситуации в сфере взаимодействия ислама и православия на постсоветском пространстве, обсуждение общих духовных и культурных ценностей двух религий, их места и роли в построении мира и согласия, развитии интеграционных процессов на Евразийском континенте. Конференция является продолжительным циклом I и II международный научно-практических конференций «Ислам в современном государстве», которые прошли в 2017 и 2018 гг. под эгидой президента Кыргызстана.  

Предлагаем вашему вниманию выступление первого заместителя председателя ДУМ Российской Федерации Д.Мухетдинова:

Уважаемые организаторы и участники конференции! Рад принимать участие уже в третий раз в представительном научном форуме, проходящем под эгидой президента Кыргызской Республики Сооронбая Шариповича Жээнбекова. В своем выступлении господин президент говорил о диалоге религий и культур, взаимодействии и сотрудничестве во имя мира.

Приступая к обсуждению перспектив диалога – какого бы то ни было – в первую очередь необходимо определиться с самим понятием «диалог». В коренном своем значении диалог предполагает взаимодействие двух равнозначных, равноценных субъектов. Применительно к контексту межрелигиозного диалога, мы может с уверенностью сказать, что он исключает постановку каких бы то ни было вопросов с позиций собственного превосходства или с прозелитических позиций.

Диалог всегда предполагает умение слушать, слышать и быть услышанным. Он всегда зиждется на искренности, взаимных уступках. Диалог не терпит фальши! Можно сколько угодно создавать организации, включающие в названии слово «диалог», проводить конференции и семинары, но если мы не хотим свести диалог к дежурным заявлениям, то нам предстоит открыть своего партнера по диалогу в ином виде и пройти не простой путь от «толерантности» –  терпения к уважению и любви в духе того, как это понималось Божьими пророками.

Готовы ли мы отказаться от прозелитизма, от соблазна воспользоваться слабостью соседа в результате голода, холода, катаклизма, не навязать свою религию, не продать ее постулаты за земные блага и ценности?

Готовы ли мы уйти от принципа эксклюзивизма в пользу инклюзивизма? Признать спасительную миссию и роль твоего соседа? Или только путь ислама – это путь спасения? Или христианства? Готовы ли мы терпеть в Раю иного? – это вопрос, наделяющий смыслом или, напротив, обесценивающий любой межрелигиозный диалог. Важнейший, исторический шаг в этом деле, даже вернее сказать духовный путь был проделан Римской католической церковью с принятием Вторым Ватиканским собором декларации Nostra aetate.

Возвращаясь к основной теме нашего разговора – опыте сотрудничества ислама и православия в тех землях, которые представляют большинство участников сегодняшней конференции, ислам и христианство встретились здесь – на территории постсоветского пространства еще в эпоху праведных халифов. Начиная с проникновения в 642 г. на территорию Дербента в Южном Дагестане и проникновения в Среднюю Азию, эти обширные пространства прошли этапы государственностей от Волжской Булгарии, Хазарского каганата, Караханидского государства , Киевской Руси до, по сути, единого государства Золотой Орды – Улуса Джучи, в XIV веке объявившей государственной религией ислам. Затем последовал этап завоевания наследия Улуса Джучи в лице Казанского, Астраханского, Сибирского и Крымского ханств до подчинения себе княжеств на Кавказе и упразднения Бухарского эмирата в 1924 г. Таким образом, объективно говоря, Российская империя и СССР наследовали государственность от Чингизидов и тюрок-мусульман.

Однако сам опыт этих взаимоотношений – это далеко не только лишь история взаимопонимания и любви. Накануне революции в Российской империи проживало более 200 больших и малых народов, а доля титульного населения составляла 44, 6%. Опыт тесного соприкосновения и сожительства ислама и православия насчитывал более тысячелетия, однако лишь к 1905 году царская власть подошла к разработке закона «Об укреплении начал веротерпимости». Против чего сразу же категорически выступил обер-прокурор Синода К.П.Победоносцев, написавший в письме императору следующие слова: «… задумывается предоставление свободы мусульманской пропаганде. Это дело страшное. Ислам – громадная сила, ни на минуту не отпускающая своего оружия».

История свидетельствует о военных походах, религиозном принуждении, запрете на строительство храмов. Это все то, за что большевики, обращаясь к народам Востока, наделили Российскую империю эпитетом «тюрьма народов».

Безбожный 1937 год уравнял всех. Больше всего пострадали мусульмане СССР, потерявшие 99% всей инфраструктуры – мечетей, медресе и т.д.

Но вот уже почти 30 лет мы строим свои государства, возрождаем свои традиционные культуры, стремимся восстановить наши отношения на более совершенных принципах. И сегодня нам порой пытаются напомнить, что «никакой другой народ не отразился в народном сознании страшнее и хуже, чем татары», как это делает российский министр культуры Владимир Мединский.

Поэтому, еще один принципиальный вопрос нашего диалога: готовы ли мы простить те исторические обиды, раны, нанесенные арабской экспансией, крестовыми походами и всевозможными завоеваниями, сталинскими репрессиями и идти дальше?

Подобно тому, как православные и мусульманские народы веками соседствовали в рамках единой государственности в прошлом, и сегодня наши народы для решения самых насущных своих задач ежедневно и ежечасно соприкасаются и взаимодействуют. Сегодня миллионы граждан бывших республик СССР стали гражданами Российской Федерации, а также трудовыми мигрантами, теми, кто ежедневно по утрам со словами «Бисмилля» печет «русский хлеб», водит автобусы и такси, лечит и учит русских детей, учится и воспитывается в «русских» школах и детсадах, смотрит российское телевидение.

Эти миллионы людей – наших братьев – оказываются в мегаполисах в иной культуре, испытывают мытарства при поступлении на работу, сталкиваются с разного рода фобиями в отношении себя и будучи 16-18-летними юношами и девушками без родительской опеки, понимают, что в этом огромном мире они нуждаются в защите, духовной поддержке и окормлении, слове имама. Но в поиске храма – именно храма в виде полноценной эстетически и духовно традиционной мечети, он не всегда может найти таковую даже в крупных городах. Его удел – молитва под дождем, в луже, грязи. Какие чувства это вызывает и как это может способствовать исламско-христианскому, суннитско-православному диалогу?

Это действительно трудная душевная и духовная работа: при лицезрении того, кто заведомо слабее, незащищеннее тебя, увидеть в нем не «гастарбайтера», не Джамшута и Равшана, бесконечно высмеиваемых на телевидении, но представителя народа и культуры, которая еще тысячу лет назад подарила миру Рудаки и Фирдоуси, Айтматова и Гамзатова.

Я твердо убежден, что если мы не обеспечим наш диалог такими чертами как обоюдность, искренность, прощение и принятие, уважение, – он останется на уровне лозунгов и не выйдет на более глубокий – сущностный уровень, который позволит не декларативно, а действительно решать общие проблемы и задачи, обеспечит прочным фундаментом наше неизбежное соседство и сосуществование.

Первый заместитель председателя Духовного управления мусульман РФ, ректор Московского исламского института Дамир Мухетдинов, Совет муфтиев России

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment