Дети, «забытые» в Сирии. Сможет ли Кыргызстан их вернуть

Общественное мнение в КР разделилось на два лагеря. В Сирии с 2011 года ведутся военные действия. События эти широко освещаются во всем мире. В стране постоянно действует миссия ООН, которая регулярно составляет и публикует отчеты о происходящем. Естественно, следит ООН и за положением детей в этой стране.

За последние годы в Сирии было уничтожено более 3 000 школ, и более 50% детей не имеют возможности учиться. Более 3 миллионов детей нуждаются в гуманитарной помощи: еде, лекарствах, крыше над головой. В год в Сирии умирает или погибает почти 10 тысяч детей.

Среди этих детей есть и кыргызстанцы. И в настоящий момент правительство Кыргызской Республики проводит работу по возвращению детей — граждан Кыргызской Республики, находящихся в Республике Ирак и Сирийской Арабской Республике.

Как эти дети оказались в Сирии, как складывается их судьба и есть ли шанс вернуть их к нормальной жизни — в материале Kaktus.media, который мы подготовили совместно с главой правозащитной организации «Кылым шамы» Азизой Абдирасуловой.

Реальные истории

Имена всех действующих лиц изменены.

Айше нет и двух лет. Она живет в лагере Аль-Хол в Сирии. Ее мама Асель — гражданка Кыргызстана — умерла пару месяцев назад, судьба отца неизвестна. У Айши нет документов, так как она родилась в Сирии. Сейчас девочку опекает другая кыргызстанка, у которой есть своя дочь. Но в Кыргызстане у Айши есть бабушка, она готова забрать внучку и воспитывать ее.

Двое детей (7 лет и 3 года) пары из Кыргызстана остались круглыми сиротами после смерти родителей. Присматривает за ними кыргызстанка, у которой трое своих детей.


Умару сейчас 8 лет. Он родился в Кыргызстане. Затем вместе с матерью приехал в Сирию. У него есть младшие братья. Пять месяцев назад Умар получил пулевое ранение в ногу. Из-за отсутствия врачей и санитарных условий ему не оказали медицинскую помощь. Теперь ему предстоит ампутация ноги. Уверенности, что она будет проведена квалифицированно, нет.

Фото предоставлено правозащитной организацией "Кылым шамы"

Фото предоставлено правозащитной организацией «Кылым шамы»

Хотят ли они вернуться в Кыргызстан?

Сегодня на учете организации есть 107 семей-заявителей, которые обратились с просьбой помочь вернуть членов своих семей. Это не значит, что ищут 107 человек. Поскольку в каждой обратившейся семье — несколько уехавших. Также есть те, кто уехал с детьми или у кого дети родились уже в Сирии.

Организация «Кылым шамы» установила местонахождение граждан из 71 семьи. По словам сотрудников, члены остальных 36 семей находятся либо в тюрьмах, либо пропали без вести.

«Нам известно, что в северо-восточной части Сирии, в приграничных с Турцией и Ираком районах, находятся три лагеря (Аль-Хол, Мухаё Ровш и Айн-Исса), в которых живут дети и женщины — граждане Кыргызстана или рожденные гражданами Кыргызстана. В Аль-Холе, по данным на конец марта 2019 года, находилось более 73 тысяч женщин и детей из разных стран мира. Состояние этого лагеря плачевное», — сказала Абдирасулова.

В Аль-Холе кыргызстанцы разделились на две группы: первая — это люди, которые хотят вернуться на родину, представители второй возвращаться не собираются. Между ними идет противостояние.

Как кыргызстанцы оказались в Сирии

По словам сотрудников «Кылым шамы», к ним обращаются в основном те семьи, члены которых оказались жертвами обмана:

«Родственники тех, кто уехал туда воевать, к нам не приходят. Возможно, боятся, что это навредит им. Или понимают, что родные не захотят отказаться от своих идей. Решаются просить помощи лишь те, чьи родственники оказались в зоне боевых действий невольно».

Некоторые молодые девушки и парни попали туда обманным путем. Им сказали, что их везут учиться в религиозные образовательные учреждения в Египет, но они оказались в Сирии.

Реальные истории

В «Кылым шамы» обратился Кыялбек, чья жена и дети находятся в Сирии. Он рассказал, что его супруга Дамира работала врачом в одной из областей Кыргызстана. В зону боевых действий она поехала, чтобы вылечить брата. Он позвонил ей и сказал, что ранен и ему нужна медицинская помощь. Говорил, что там нет медиков и сестра должна приехать, чтобы спасти ему жизнь. Она отказывалась. Говорила, что у нее двое маленьких детей. Но брат, давя на жалость и гарантируя безопасность женщине и ее детям, уговорил ее приехать с детьми. При этом попросил ничего не сообщать мужу.

Когда женщина приехала в Сирию, она увидела, что брат не ранен. Он жив и вполне здоров. Медицинская помощь нужна была другим воевавшим мужчинам. И он вызвал ее для их лечения. Теперь она с детьми не может вернуться на родину.

Ее брат — единственный сын в семье. Она и три ее сестры скрывали то, что он уехал, от всех, даже от своих мужей.


Бакыту было 16 лет, когда он поехал на заработки в Сирию в 2016 году. Историю парня рассказала его бабушка. Она не знает, каким именно путем он туда поехал. По ее словам, он там работал механиком. Узнав о том, что сын в Сирии, к нему поехала его мама. Но ей не удалось найти и вернуть его. Сам парень звонил бабушке в январе 2019 года и сообщил, что попал в плен к боевикам, с тех пор о нем ничего не известно.

Бакыт. Иллюстрации Ксении Милоховой

Бакыт. Иллюстрации Ксении Милоховой

Кыргызстанки в тюрьмах Ирака

Собирать информацию о кыргызстанцах в Сирии и Ираке и их детях в «Кылым шамы» начали после появления в российских СМИ информации о двух сестрах из Кыргызстана, приговоренных к смертной казни в иракской тюрьме: «Решили найти семьи этих женщин и попытаться помочь им. После этого к нам стали обращаться и другие кыргызстанцы с просьбой помочь в возвращении родных из Сирии».

Когда искали информацию об этих сестрах, узнали, что с ними там находится еще одна кыргызстанка Айгерим с ребенком.

Родители Айгерим в разводе, ей было 16 лет, когда она поехала к своей тете в один из городов России работать нянькой. Около года она работала у тети, а когда та вернулась в Кыргызстан, Айгерим осталась на два месяца одна. Начала читать намаз, познакомилась с двумя сестрами из Кыргызстана, которые теперь находятся в иракской тюрьме. Они поехали в Москву и оттуда в Сирию. Там Айгерим вышла замуж через нике (мусульманский обряд бракосочетания. — Прим. Kaktus.media) за кыргызстанца и родила сына.

Иллюстрации Ксении Милоховой

Иллюстрации Ксении Милоховой

В последний раз она звонила папе в январе 2017 года. С тех пор связь с ней оборвалась, а потом стало известно, что она находится в иракской тюрьме.

«Брат двух женщин, находящихся в багдадской тюрьме, сказал, что у его сестер там осталось девять детей. Он не готов их принять, поскольку не знает, как их прокормить. Он не против, если они сами вернутся и будут ухаживать за детьми и обеспечивать их. А с отцом Айгерим мы ездили в посольство Ирака в Казахстане в январе 2019 года», — рассказала Абдирасулова.

Хоть этих женщин и приговорили к смертной казни, все еще есть надежда их спасти. Посол сказал, что в отношении женщин смертный приговор не исполняется по какому-то мораторию.

По данным «Кылым шамы», только в иракских тюрьмах находятся 7 женщин и 15 детей из Кыргызстана. Возраст детей — от месяца до 11 лет. В организации считают, что число женщин и детей из Кыргызстана в тюрьмах может быть больше.

Возвращать или нет: мнение кыргызстанцев

Редакция Kaktus.media спросила у горожан, нужно ли возвращать кыргызстанцев на родину.

Абсолютно все респонденты, которых мы опросили на улицах города, ответили, что если это граждане Кыргызстана, то возвращать их нужно. Но обязательно с программой реабилитации, чтобы возвращенцы не были угрозой для общества. Кроме того, им необходимо оказать психологическую и медицинскую помощь.

Все опрошенные подчеркнули, что каждый гражданин должен иметь возможность вернуться на свою родину и получать от государства гарантированную защиту: «Они граждане Кыргызстана и имеют право вернуться. Только соответствующим службам нужно будет поработать с ними, и только потом они смогут влиться в общество».

Однако в социальных сетях кыргызского сегмента не все пользователи выступают за такую репатриацию. Многие против их возвращения из-за опасения, что это может привести к радикализации общества.

По словам Абдирасуловой, с вернувшимися необходимо проводить долгую и трудоемкую работу:

«Дети не ходили в школу. 8-9-летние дети должны будут пойти в первый класс. Те, кто там родился, не получали никаких прививок и должного медосмотра. С ними нужно будет работать не только медикам и педагогам, но также психологам и теологам».

Повторюсь, речь только о женщинах и детях, пусть мужчинами занимаются соответствующие органы и проверяют их причастность к преступлениям.

Также она напомнила о том, как жители села Кажар Ала-Букинского района требовали выселить из населенного пункта семью Махмудовых, члены которой, предположительно, были в Сирии и могли иметь связи с террористами.

Тогда государство не смогло им помочь. А если вернутся столько семей, сможет ли государство оградить их от неприязни со стороны общественности?

Частное мнение

Независимый эксперт Икболжан Мирсаитов на круглом столе по обсуждению репатриации отметил:

«С 2014 года я работал в этом направлении совместно с правоохранительными органами и предупреждал граждан, что это не джихад, это обман. Тогда я лично говорил, что придет время, когда эти люди будут проситься обратно. Как бы цинично это ни звучало, это был их выбор, никто их туда не отправлял. Никто их туда не гнал.

Теперь мы стоим перед дилеммой, и я задаюсь вопросом: почему мы должны их возвращать? Как мы уберем войну из людей, которые видели эту войну и жили во время войны?»

Что делается в Кыргызстане для репатриации граждан

На территории Сирии, по разным данным, находятся до 150 тысяч граждан из 80 стран мира. Из них по меньшей мере 850 граждан Кыргызстана, среди которых женщины и дети. Однако точное количество кыргызстанцев в зоне боевых действий и лагерях неизвестно.

О планах по репатриации женщин и детей из лагерей Кыргызстан заявил лишь в августе этого года. До этого были лишь единичные случаи самостоятельного возвращения граждан на родину или депортации из Турции. Однако госорганы и частные лица, которые занимаются репатриацией граждан, еще не дали полной информации, из-за чего создается ощущение, что работает каждый отдельно. Также усложняет дело и то, что кыргызстанцы находятся в самой Сирии, в Ираке и на территории Иракского Курдистана (курдское государственное образование в составе Ирака) в лагерях для беженцев и, возможно, в зонах боевых действий.

Что делает государство для возвращения своих граждан к маю 2019 года

В мае 2019 года на официальный запрос Kaktus.media МИД сообщил, что ведется работа по определению количества и идентификации граждан: «Присутствие граждан Кыргызстана на не подконтрольных официальным властям территориях Сирии создает для кыргызской стороны сложности». При этом не назвали никаких конкретных действий, проводимых в этом направлении.

За дело взялись бизнесмены

1 августа гражданский активист, ветеран силовых структур Кубанычбек Токтосунов заявил о намерении вернуть в сентябре 2019 года первую партию кыргызстанцев из лагерей Иракского Курдистана вместе с бизнесменами, которые намерены вложить финансы в возвращение соотечественников на родину и их реабилитацию. Однако они ни в какие государственные органы на тот момент не обращались. Переговоры вели «через свои связи и народную дипломатию».

«Мы обычные люди, бизнесмены, которые хотят вернуть своих граждан на родину. И делаем мы это не ради славы или денег. То, что мы делаем, вне религии, политики и интересов третьих лиц. Мы не являемся членами какой-либо партии и не аффилированы с политиками», — отметили организаторы.

Действия государства

Правительство во главе с премьером Абылгазиевым

Почти сразу же после заявления бизнесменов, 5 августа, пресс-служба аппарата правительства заявила, что правительство проводит работу по возвращению детей — граждан Кыргызской Республики, находящихся в Ираке и Сирии. По словам пресс-службы, создана межведомственная рабочая группа, каждому члену группы открыта виза Республики Ирак, решен вопрос организации чартерного рейса, изысканы средства для выплаты штрафов за детей, нарушивших правила визового режима Ирака, и на стадии согласования находится проект распоряжения правительства о выделении необходимых финансовых средств. А в сентябре 2019 года рабочая группа отправится в Багдад, чтобы вернуть детей — граждан Кыргызстана.

«Что касается детей, находящихся в лагерях Сирии и Иракского Курдистана, ведутся работы по использованию ресурсов международных организаций для вхождения в курдский лагерь, а также по уточнению точного местонахождения граждан Кыргызской Республики. Со стороны правительства проводится вся необходимая работа, данный вопрос находится под личным контролем премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева«, — говорится в сообщении.

ГКНБ и президент

16 августа после заявлений бизнесменов о самостоятельной попытке возвращения граждан и правительства ГКНБ сообщило, что во исполнение поручения президента органы национальной безопасности КР совместно с соответствующими органами и во взаимодействии с партнерскими службами продолжают вторую фазу работ по возвращению граждан, выехавших в зону боевых действий Сирии и Ирака, а также находящихся в разных лагерях для беженцев.

«В настоящее время идет работа по идентификации наличия гражданства и их причастности к террористической деятельности. У многих из них имеются дети, но для возвращения их на родину нужно согласие родителей, притом что мать или отец останутся в сирийско-иракской зоне до окончания специальных проверочных мероприятий. В случае причастности родителей к террористической деятельности они могут быть лишены прав на детей», — пояснили в ГКНБ.

Работа по возвращению граждан КР из зон боевых действий в Сирии и Ираке, а также находящихся в разных лагерях для беженцев находится под личным контролем президента КР.

Что дальше?

29 августа член инициативной группы бизнесменов по репатриации граждан во главе с Токтосуновым Айзада Деркембаева сообщила Kaktus.media, что ждут только ответа президента и премьер-министра, к которым они обратились после пресс-конференции:

«Мы провели переговоры с Иракским Курдистаном, они согласились выдать наших граждан. Также мы подготовили центр реабилитации на 400 человек, нашли психологов, медиков, педагогов и теологов для работы с гражданами после возвращения. У нас есть средства на продукты питания и медикаменты. Борт, на котором они прилетят, тоже готов».

Мы готовы на 100%. Как только президент и премьер-министр дадут положительный ответ, рабочая группа полетит за детьми.

По словам Деркембаевой, в первую очередь будут возвращать детей, только потом матерей.

«Сначала мы привезем кыргызстанцев из провинции Эрбиль Ирака, там они соберут всех детей и женщин из Кыргызстана. Затем из лагеря Мухаё Ровш в Сирии, так как именно в этом лагере много сирот — детей кыргызстанцев», — добавила Деркембаева.

Непонятно, почему президент и правительство не дают нам добро, когда у нас все готово силами самих граждан Кыргызстана.

Источник: Кaktus Media

На главной обложке рисунок Ксении Милоховой

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment