Кто боится арабских цифр?

Откуда алгебра, алгоритмы и другие слова. Исследовательская фирма Civic Science, базирующаяся в Питтсбурге, недавно обратилась к 3200 американцам с одним единственным вопросом: “Должны ли американцы изучать арабские цифры в рамках школьной программы?” Около 56 процентов респондентов ответили: «Нет». Пятнадцать процентов не имели мнения по этому поводу. В целом результат оказался довольно неожиданным, так как выявил общее негативное отношение респондентов к “арабскому миру”. Возможно, результаты были бы другими, если бы исследователи объяснили респондентам, что “арабские цифры” это: 0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 и 9.


Данный факт побудил Джона Дика, исполнительного директора комании по опросу, назвать этот вывод «самым грустным и смешным свидетельством американского фанатизма, который мы когда-либо видели в наших данных».

Предположительно, американцы, которые выступали против преподавания арабских цифр (республиканцы в большей пропорции, чем демократы), не имели базовых знаний о том, что они из себя представляют, а также имели некоторое отвращение ко всему, что называется «арабским».

Что действительно грустно и смешно, а также является причиной, чтобы остановиться и задать простой вопрос: почему наиболее эффективная в мире числовая система, также стандартная в западной цивилизации, называется «арабскими цифрами»?

Ответ прослеживается в Индии седьмого века, где была разработана числовая система, включающая революционную формулировку нуля. Спустя два столетия эта система перекочевала в мусульманский мир, чья великолепная столица Багдад была тогда лучшим городом мира для занятий интеллектуальным трудом. Здесь мусульманский ученый персидского происхождения по имени Мухаммед ибн Муса аль-Хорезми разработал математическую дисциплину под названием аль-Джабир, что буквально означает «воссоединение сломанных частей».

В начале 13-го века итальянский математик по имени Фибоначчи, который занимался вычислениями со своим арабским учителем в мусульманской Северной Африке, понял, что цифры и их десятичная система, которые использовались на арабском Востоке были гораздо более практичными, чем римская система, и вскоре популяризировал их в Европе, где цифры стали известны как «арабские».

Между тем дисциплина аль-Джабира стала «алгеброй», а имя Аль-Хорезми превратилось в «алгоритм».

Сегодня многие слова в английском имеют арабские корни. Достаточно вспомнить такие слова, как адмирал, алхимия, альков, алембик, щелочь, альманах, лютня, маска, муслин, надир, сахар, сироп, тариф и зенит. Некоторые ученые считают, что даже слово «чек», которое вы получаете из банка, происходит от арабского слова «сакк», что означает «письменный документ» (Его множественное число “сукук” все еще используется в исламском банковском деле для обозначения облигаций).

Существует причина, по которой эти западные термины имеют арабские корни: между 8 и 12 веками мусульманский мир, в котором языком общения являлся арабский, был гораздо более креативным, чем христианская Европа, которая тогда находилась в позднем средневековье. Мусульмане были пионерами в области математики, геометрии, физики, астрономии, биологии, медицины, архитектуры, торговли и, что наиболее важно, философии. Безусловно, мусульмане унаследовали эти науки от других культур, таких как древние греки, восточные христиане, евреи и индусы. Тем не менее, они продвинули эти дисциплины с помощью своих собственных инноваций и передали их в Европу.

Зачем так углубляться в эту забытую историю? Потому что есть уроки как для мусульман, так и для немусульман.

Среди последних есть западные консерваторы, увлеченные защитой наследия западной цивилизации, которую они часто определяют как исключительно «иудео-христианскую». Конечно, у западной цивилизации есть великое достижение, которое стоит сохранить: Просвещение, которое дало нам свободу мысли, свободу религии, отмену рабства, равенство перед законом и демократию.

Эти ценности не должны приноситься в жертву постмодернистскому трайбализму, называемому «политикой идентичности». Но западные консерваторы сами отступают к трайбализму, когда отрицают мудрость и вклад источников, которые не являются иудео-христианскими. Третья великая авраамическая религия, ислам, также участвовала в создании современного мира, и почитание этого наследия поможет наладить более конструктивный диалог с мусульманами.

Конечно, мы, мусульмане, сами должны ответить на большой вопрос: почему наша цивилизация когда-то была такой креативной и почему мы потеряли этот золотой век?

Некоторые мусульмане находят простой ответ в благочестии и его отсутствии, думая, что упадок наступил, когда мусульмане стали «греховными». Другие предполагают, что раннее величие можно проследить до могучих лидеров, чьи перевоплощения они надеются увидеть снова. Некоторые находят утешение в теориях заговора, которые обвиняют врагов снаружи и «предателей» внутри.

Вот более реалистичное объяснение: ранняя исламская цивилизация была творческой, потому что она была непредубежденной. По крайней мере, у некоторых мусульман было желание учиться у других цивилизаций. Было место для свободы слова, что было необычно для своего времени. Это позволило переводить и обсуждать работы выдающихся греческих философов, таких как Аристотель, богословов разных мастей, которые высказывали свое мнение, и ученых. Однако с 12-го века деспотические халифы и султаны навязывали более однородную и менее рациональную форму ислама. Таким образом, мусульманская мысль стала замкнутой, повторяющейся и вызывающей.

К 17-му веку в мусульманской Индии Ахмад аль-Сирхинди, известный ученый, также известный как Имам Раббани, ознаменовал догматический поворот, когда он осудил всех «философов» и их «глупые» дисциплины. «Среди их систематизированных и системных наук – абсолютно бесполезная геометрия», – писал он. «Сумма трех углов в треугольнике равна двум прямым углам – какая выгода от этого?»

Именно поэтому произошло это трагическое закрытие мусульманского разума и как его можно заново открыть – это самый большой вопрос, стоящий сегодня перед мусульманами. Мы не должны терять больше времени на опровержения и обвинительные игры.

В то же время, однако, другие не должны совершать ошибку, оценивая исламскую цивилизацию, рассматривая ее худшие продукты, многие из которых сейчас процветают. Это великая цивилизация, которая внесла значительный вклад в развитие человечества, особенно Запада.

Вот почему, перед тем как позвонить, вы набираете на своем телефоне «арабские цифры». И это только верхушка большого айсберга идей и ценностей, разделяемых исламом и Западом.

Мустафа Акйол – старший научный сотрудник по вопросам ислама и современности в Институте Катона и автор книги «Ислам без крайностей: мусульманский случай свободы».

Источник: Исламосфера

Поделиться ссылкой:

Leave a Comment